November 1st, 2014

Канадская версия: «Небесную сотню» расстреляли сторонники Майдана

Канадская версия: «Небесную сотню» расстреляли сторонники Майдана

Стрельбу по людям в центре Киева в феврале этого года вели сторонники Майдана – такой вывод делает в своём докладе канадский политолог украинского происхождения Иван Качановский. Это мнение человека, которого сложно назвать агентом кремлёвской пропаганды, но украинским политикам ничего другого не остаётся: гибель «Небесной сотни» стала частью новейшей мифологии, без которой власти нечего противопоставить тяжелейшей ситуации в стране.

После драматических событий весны-лета этого года на украинском Юго-Востоке, «дело снайперов» несколько подзабылось. Хотя в первые недели после победы Майдана это была одна из главных тем для обсуждения не только в Украине, но и далеко за её пределами. Сомнений в причастности к массовым расстрелам сбежавшего президента Януковича не было практически ни у кого. Для Украины, а в особенности для активистов «революции достоинства» и новых украинских властей события 18 - 22 февраля моментально приобрели сакральное значение. Погибшие на Грушевского, Институтской и далее по центру Киева активисты были названы «Небесной сотней», отношение к ним сложилось как к святым великомученикам, Институтская улица была переименована в честь «Небесной сотни», а в Днепропетровске, например, центральную площадь Ленина переименовали в площадь Героев Майдана. Для нового правительства было критически важно сфокусировать внимание на единственном действительно кровавом преступлении Януковича, до последнего отказывавшегося силой подавлять беспорядки, чтобы как-то оправдать свержение законно избранного президента





Гром среди ясного неба грянул 5 марта, когда был опубликован разговор главы внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон с главой МИД Эстонии Урмасом Паэтом, в котором эстонский министр заявил, что людей убивал не Янукович, а оппозиция.


«И крайне тревожит то, что новая коалиция не желает расследовать точные обстоятельства происшедшего. Стремительно растёт понимание того, что за этими снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой коалиции», - описал Урмас Паэт впечатления от поездки на Украину своей брюссельской коллеге.

Фактически, эстонский министр разрушил революционную романтику Майдана и поставил под удар новую украинскую мифологию. «Революция достоинства» предстала идеально сконструированной машиной, работающей на смену режима, которая подогревала, стимулировала и канализировала в нужное время в нужное русло изначально существовавшее негодование толпы против правления «донецких». К месту вспомнились события зимы 2013 - 2014 годов: всякий раз, когда Майдан начинал было затихать, то избивали оппозиционную журналистку Татьяну Черновол, то похищали координатора «Автомайдана» Дмитрия Булатова, то ещё что-нибудь. Стрельба по людям в центре Киева отлично уместилась в этот ряд. Мирных обывателей, действительно, она терроризировала, удерживая от похода на «Народное вече», а вот распалённых боевиков, остававшихся к тому времени наедине с «Беркутом» в закоулках Лютеранской и Институтской, только больше разъяряла и стимулировала….

Но несмотря на то, что Урмас Паэт не стал отрекаться от разговора с Кэтрин Эштон и подтвердил свои слова, Запад и новая киевская власть предпочли спустить эту историю на тормозах. Затем уже стало не до того: «Небесная сотня» разрослась до нескольких «небесных» тысяч, и на фоне событий в Одессе, Мариуполе, Славянске и Донецке февральская стрельба почти забылась.

Между тем наряду с так ничего достоверно и не установившим официальным расследованием продолжаются альтернативные расследования по «делу снайперов».



Канадский политолог украинского происхождения - профессор Школы политических исследований, глава Центра украинских исследований Университета Оттавы Иван Качановский по результатам собственного расследования приходит к выводу, что огонь в центре Киева открыли лица, поддерживающие оппозицию.


Об этом Качановский пишет в обширном аналитическом докладе, опубликованном им в начале октября. По итогам анализа множества источников различного типа и сопоставления фактов исследователь делает следующие выводы.

Во-первых, все выстрелы в центре Киева велись со зданий, захваченных к тому времени протестующими: Главпочтамт, Дом профсоюзов, гостиница «Украина» и др. Во-вторых, ни один человек не был застрелен из специализированных снайперских винтовок, принадлежащих правительственным войскам, – выстрелы производились либо из спортивных и охотничьих ружей, либо из автоматов Калашникова, которые попали в распоряжение революционеров после захвата военных складов на Западной Украине. В-третьих, снайперы не стреляли в политиков и лидеров гражданских активистов. На последнее обстоятельство обратили внимание задолго до профессора Качановского



Именно 20 февраля и именно в те часы, когда вёлся снайперский огонь на Институтской, лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош встречался с президентом Виктором Януковичем в его официальной резиденции на Банковой, 10.


Банковая тогда находилась в самом эпицентре боёв, а начинается она, между прочим, от той самой зловещей Институтской, поднимающейся в горочку с Крещатика. И именно по ней спокойно прошёл на встречу с Януковичем Дмитрий Ярош, каким-то чудом не попав под перекрёстный огонь, как он сам утверждает, «снайперов ФСБ». Факт визита Яроша в правительственный квартал к Януковичу доказан документально: фамилия Яроша указана в журнале посещений президента Украины за 20 февраля, и сам лидер «Правого сектора» этот факт, в конечном счёте, подтвердил.

По совокупности таких фактов не связанные с украинской властью исследователи, включая профессора Качановского из Канады, делают вывод, что снайперский огонь на Институтской вела группировка, близкая к «Правому сектору». Свои стреляли в своих!

Дальше, по законам жанра, криминалистика должна уступить место демагогии. Если предъявить миру результаты своего расследования с приложением всех следственных материалов украинская власть не может (а она этого до сих пор не сделала), то неизбежно должны пойти разговоры о российской пропаганде и информационной войне.

Правда, с Иваном Качановским из Оттавы использовать такой приём будет не менее трудно, чем с Урмасом Паэтом из Таллина.



В прошлый раз о причастности бойцов Майдана к массовым убийствам заявил министр иностранных дел не России и не Донецкой народной республики, а Эстонии - страны, которая в своей антироссийской и проукраинской позиции уступает только Литве с Румынией да, возможно, Польше.


Тема разговора Паэта и Эштон в итоге свелась к тому, что во всём виноват эстонский министр: нужно ведь думать, что говоришь по телефону, мало ли кто сейчас может слушать!

Так и в теме с канадским профессором Качановским: в лучшем случае его посчитают невысокого полёта птицей, чтобы реагировать на то, что он что-то там анализировал и расследовал. В худшем - станут развивать тему предательства своих: этнический украинец, украинист, гордость канадской диаспоры украинцев, а лезет зачем-то со своей никому не нужной истиной, не понимая, что так «риднои краине» не помочь. Ну, не называть же его, в самом деле, кремлёвской пропагандой!

Возможно, все эти альтернативные версии «дела снайперов», действительно, инсинуации дилетантов и бредни конспирологов. Но украинская власть может покончить с этими инсинуациями очень просто: опубликовать все материалы дела и устроить открытое и прозрачное судебное разбирательство.

Вместо этого со стороны Яценюка, Авакова, Парубия и прочих уже проскальзывают истерические нотки, что все эти слухи – покушение на святость дела Майдана, попытка оклеветать и дискредитировать его героев и т. п. Знакомые, прямо скажем, нотки.



Скоро в Киеве введут уголовную ответственность за отрицание факта агрессии продавшегося Путину и ФСБ Януковича и будут сажать, как за критику официальной версии событий 13 января.


А ведь тогда, 13 января 1991 года, в защитников Вильнюсской телебашни тоже стреляли с соседних домов и из той самой телебашни. Кстати, ветераны боевого крыла «Саюдиса» в начале этого года обучали молодых украинских коллег, как надо организовывать Майдан…
Источник

Напомню видео: Снайперы еврофашистов стреляют из окон гостиницы "Украина"


Практически банкрот: гражданам Украины придется туже затянуть пояса

Оригинал взят у alanwitjasв Практически банкрот: гражданам Украины придется туже затянуть пояса
Перевод статьи из немецкой газеты Deutsche Wirtschafts Nachrichten.
Источник:Практически банкрот: гражданам Украины придется туже затянуть пояса



В результате соглашений по вопросу газа, придется Украине влезть в новые долги.
Населению страны придется пострадать от программы экономии и приватизаций.
Стратегия Путина сработала: Газпром выбил 3,1 миллиарда долларов из абсолютно неплатежеспособного должника.
Сделка ускорит разграбление Украины: долговой кризис способствует обогащению олигархов. В то время, как ограбленный народ будет должен терпеть лишения...

Collapse )



Что тут добавить?
Слава уркаине? Майдаунам сала?

Контуры московского Майдана

Оригинал взят у yurasumyв Контуры московского Майдана
В продолжение материала.
Многие в это не верят. Говорят, что такого в Москве быть не может. Причем больше всего не верят именно те … кто этот Майдан будет устраивать.

Скажу сразу всяких там клоунов вроде Немцова и Макаревича Вы там не увидите. Там будут настоящие мужики. Потому он меня и беспокоит.

Я с самого первого дня задался вопросом (как бывший полевой командир Майдана). Как бы я устроил майдан в Москве. Сами понимаете вопрос отнюдь не праздный. Если понять логику противника и схему его действий можно найти и противодействия. За последний месяц я общался с массой людей. Причем людей, которые в «теме» нынешних событий на Украине и вокруг них. Это были самые разные люди. Больше всего меня поразили русские «патриоты». Разговаривая с ними, одним, другим, третьим, я вдруг начал ловить себя на мысли: «Вот как раз те люди, которые мне нужны, если я захочу сделать Майдан в Москве». У них есть для этого все.

  1. Они недовольны властью (ну ведь сливает же Путин Новороссию)

  2. Они активны (даже чересчур)

  3. Они готовы сделать что угодно, чтобы …. помочь России (благими намерениями …).


Это как раз полный перечень качеств идеальных «солдат Майдана». Теперь главное их правильно «упаковать», промыть мозги и штурмовые отряды будут готовы. Но они об этом (что они штурмовики) пока не знают и знать не должны, как и то «живое мясо», которое бросили на убой в январе-феврале в Киеве. Хотя я конечно утрирую.

Московский Майдан будет делаться (если у них все срастется) совсем по иной схеме (потому как и задачи другие). Киевский Майдан должен был свалить действующую власть. Московский  должен ее перенаправить в «правильное национальное русло». Другими словами имперскую политику Путина надо сменить на национал - патриотическую.

И для этого в первую очередь нужен лидер, который расскажет новую «правильную» политику Кремлю. Он уже есть. Да я очень об этом сожалею, но это так. Стрелков, как истинный патриот не может смотреть как «сливают» Новороссию. Кто ж с этим спорить будет. И тем самым является лучшим кандидатом на знамена Майдана. По его мнению официальная Москва совершает ошибку, которую надо исправить (запомним этот тезис. Пункт 1). Стрелковцы активны и даже чересчур (что и сыграло свою роль в Славянске. Пункт 2). Стрелков готов идти до конца … для блага России (Пункт 3). Как видим, все что надо для лидера московского майдана у него уже есть. И кое у кого уже чешутся руки это использовать (не будем о личностях. Их и так все знают). Теперь главное это упаковать в соответствующую упаковку и промыть мозги массам (раз, два). Очень надеюсь, что эти "ресурсы" одумаются и перестанут работать в этом духе.

Если бы в Майдане участвовали только ура-патриоты я бы был спокоен. На них бы управа нашлась быстро.

Но как бы сделал я (будь я на месте организаторов). Я бы включил сюда русских «нациков», которым очень хочется, пользуясь случаем, почесать руки о «неправильные головы». То есть несколько драк с таджиками-киргизами с парой тройкой трупов (для начала) было бы самое оно. И вперед. Сердобольные герои - Стрелковцы и те кто за ними пойдет качают ситуацию в одну сторону. Примкнувшие (чисто случайно конечно) к теме нацики устраивают бучу с «новой лимитой» и господину Путину уже не до взвешенной политики на просторах Евразии. Надо тушить пожар дома.

Пожар, конечно, будет потушен (я далек от мысли, что Путина можно свалить так просто). Но боюсь, что он будет вынужден совершить несколько опрометчивых поступков, чтобы закрыть вопрос с «патриотами» (а там будут и ветераны войны на Донбассе, которых не пойдешь разгонять милицейскими дубинками) и в конечном итоге уже было «прирученная» Европа откочует обратно в лагерь США, а значит на имперской политике России можно будет на время поставить крест. Россия реально станет «изгоем» для Запада (чего и добивается Стрелков в последней речи уповая на исторический опыт. Для него Европа враг и это не обсуждается) и превратится в национал-патриотическое чисто-русское государство. А ось Берлин-Москва-Пекин будет разрушена. И у США появится шанс не быть вычеркнутой из мировой политике при новом мировом порядке, судьба которого сейчас и решается на мировой шахматной доске, одной из клеток которой является Украина.

Что надо чтобы это сорвать. Самым простым было бы большое наступление на Донбассе. Выход ополченцев на границы своих республик сразу закроет рот «шестой» колонне (патриотам) и сделает их аргументацию просто смешной. Кстати договоренности по газу тут тоже как нельзя вовремя. Синицу в руки им Путин засунул (причем ему это тоже выгодно. Новые газовые соглашения позволяют сохранять зависимость Европы именно от российского гоза). Захотят ли они половить журавля в небе Украины в случае некоторых "недоразумений" на Донбассе в предверии зимы? Не факт.

Так бы поступил я. Как будет в реальности увидим. Очень надеюсь, что проблему удастся решить в зародыше.

П.С. Я был бы очень рад если бы Стрелков и его новая структура (где много действительно достойных людей) занимались исключительно гуманитарной помощью. Но к сожалению эта "радость" разбавлена большой ложкой дегтя, потому как имя этого человека пытаются использовать для подрыва внешнеполитического курса ВВП, который уже очевидно приносит результаты.  Очень бы не хотел, чтобы Стрелоков (пусть и нехотя) стал символом русского, патриотического но все же Майдана.

ПП.С. Хочу спросить (пользуясь случаем) тех "патриотов", которым вечно мерещатся "сливы":  "А ВАШИ ДЕЙСТВИЯ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ СЛИВОМ ... РОССИИ-ЕВРАЗИИ???"

В Брюсселе подписан приговор Украине

Оригинал взят у greenchelman_3в В Брюсселе подписан приговор Украине
После долгих месяцев переговоров, в Брюсселе подписано газовое соглашение с Украиной. Согласно документу, Россия обязуется, как и раньше, поставлять на Украину энергоресурсы, однако, в свою очередь Украина будет за эти ресурсы платить - чего ранее не было. Украина вернет долги России, а далее, все закупки будут по системе предоплаты. То есть, утром деньги - вечером стулья. Никаких «братских даваний в долг» и «братских кредитов», никаких 268 долларов. Все строго по рыночным ценам, и с предоплатой. Вроде рутинное дело, однако, это только на первый взгляд.



Collapse )



http://ari.ru/ari/2014/11/01/v-bryussele-podpisan-prigovor-ukraine

Берлинская стена – ещё один миф холодной войны (CounterPunch, США)

Уильям Блум, CounterPunch, США, 22 Октября, 2014: 9 ноября – 25 годовщина сноса Берлинской Стены. Непомерный шум начался в Берлине за много месяцев. Мы в США можем ожидать повторения клише времён холодной войны о Свободном Мире и Коммунистической Тирании и простенькой сказки о том, как была построена стена: в 1961 году восточно-берлинские коммунисты построили стену, чтобы удержать угнетённых граждан и не дать им сбежать в Западный Берлин и к свободе.
Почему? Потому, что комми не любят свободных людей, которые знают «правду». Какие же ещё могли быть причины?

Ну, во-первых, до создания стены в 1961 году тысячи восточных немцев ездили ежедневно на работу в Западный Берлин и возвращались вечером в Восточный, многие ездили туда и обратно за покупками и по другим поводам. Так что, очевидно, их не удерживали на востоке против их воли. И зачем же было строить стену? Тому были две основных причины:

1) Запад терзал Восток мощной кампанией набора профессионалов и опытных рабочих из числа восточных немцев, которые получили образование за счёт коммунистического правительства. Это в итоге вело к серьёзному кризису занятости и производства на Востоке. Вот, в качестве показателя, как в 1963 году сообщала «Нью-Йорк Таймс»: «Западный Берлин экономически пострадал от стены, потеряв около 60 000 опытных рабочих, которые ежедневно ездили из своих домов в Восточном Берлине на работу в Западный Берлин».

Стоит отметить, что в 1999 году USA Today сообщал: «Когда Берлинская стена рухнула (1989), восточные немцы воображали свободную жизнь, в которой изобилуют потребительские товары, а трудности исчезают. Спустя десять лет поразительные 51% сказали, что были счастливее при коммунизме». Более ранние опросы, вероятно, показали бы больше 51% выражающих подобные чувства, ведь за десять лет многие из тех, кто вспоминал жизнь в Восточной Германии с нежностью, уже ушли; хотя даже ещё десятью годами позже, в 2009-м «Вашингтон Пост» могла написать: «Западники (в Берлине) говорят, что они по горло сыты стремлением своих восточных сограждан усилить ностальгию по коммунистическим временам».
Именно в годы после объединения родилась новая русская и восточно-европейская поговорка: «Всё, что коммунисты говорили о коммунизме, было ложью, но всё, что они говорили о капитализме, оказалось правдой».

Надо ещё отметить, что разделение Германии на два государства в 1949 году – подготовившее 40 лет враждебности и холодной войны – было американским решением, а не советским.

2) В 1950-е американские апологеты холодной войны в Западной Германии организовали грубую кампанию саботажа и свержения против Восточной Германии, разработанную для слома экономики и административного аппарата страны. ЦРУ и другие разведывательные и военные службы США набирали, снаряжали, готовили и финансировали немецкие группы активистов и отдельных лиц на Западе и на Востоке, для выполнения действий во всём спектре от правонарушений среди молодёжи до терроризма; в ход шло всё, что могло осложнить жизнь народу Восточной Германии и ослабить поддержку им правительства, всё, что выставляло комми в дурном свете.

Это было выдающееся предприятие. США и их агенты использовали взрывчатку, поджоги, короткие замыкания и другие методы разрушения электростанций, верфей, доков, общественных зданий, газовых станций, общественного транспорта, мостов и так далее; они вызывали крушения товарных поездов, серьёзные травмы рабочих; сожгли 12 вагонов товарного поезда и шланги для подачи сжатого воздуха остальных, использовали кислоты для разрушения жизненно-важных механизмов на фабриках, сыпали песок в турбины на заводах, убили 7000 коров кооперативной фермы, отравив их, добавляли мыло в порошковое молоко, предназначенное для восточно-немецких школ; при аресте у некоторых обнаружено было большое количество ядовитого кантаридина, которым планировали отравить сигареты, чтобы убить руководителей Восточной Германии; они закладывали бомбы-вонючки, чтобы сорвать политические митинги, пытались сорвать Всемирный Фестиваль Молодёжи в Восточном Берлине, рассылая фальшивые приглашения, фальшивые обещания бесплатного расселения и питания, фальшивые уведомления об отменах и так далее; устраивали нападения на участников со взрывчаткой, зажигательными бомбами и устройствами для прокалывания шин; подделывали и распространяли в огромных количествах продуктовые карточки, чтобы вызвать смятение, нехватку и недовольство; рассылали фальшивые налоговые квитанции и всевозможные правительственные директивы и другие документы, чтобы вызвать дезорганизацию и неэффективность в промышленности и профсоюзах… всё это и ещё очень многое.

Международный Центр Вудро Вильсона в Вашингтоне, консервативные воины холодной войны, в одном из своих рабочих докладов Международного Исторического Проекта Холодной войны утверждал: «Открытая граница в Берлине подвергает ГДР (Восточную Германию) массовому шпионажу и диверсиям, и, как показывают два документа в приложении, её закрытие обеспечило коммунистическому государству большую безопасность».

В 1950-е восточные немцы и Советский Союз постоянно предъявляли претензии прежним союзникам Советов на Западе и в ООН из-за характерного саботажа и шпионской деятельности, и призывали к закрытию организаций в Западной Германии, которые они объявляли ответственными и названия и адреса которых называли. К их претензиям оставались глухи. Неизбежно восточные немцы начали зажимать въезд в страну с Запада, что и привело в итоге к строительству печально известной стены. Однако после построения стены происходила постоянная, хоть и ограниченная законная иммиграция с востока на запад. В 1984 году, например, Восточная Германия позволила выехать 40 000 человек. В 1985-м газеты Восточной Германии утверждали, что более 20 000 бывших граждан, которые переселились на Запад, желали вернуться домой, после утери иллюзий относительно капиталистической системы. Западногерманское правительство заявило, что 14 300 восточных немцев вернулись домой за предшествующие 10 лет.

И давайте не будем забывать, что если Восточная Германия была полностью денацифицирована, то в Западной спустя более десяти лет после войны высшие посты в правительстве, в исполнительной, законодательной и судебной ветвях занимало большое количество бывших и «якобы бывших» нацистов.

И, наконец, надо напомнить, что Восточная Европа стала коммунистической потому, что Гитлер с одобрения Запада использовал её в качестве автомагистрали, чтобы добраться до Советского Союза и навсегда стереть с лица земли большевизм; и что русские в Первой и Второй Мировых Войнах потеряли около 40 миллионов человек только из-за того, что Запад пользовался этими магистралями, чтобы вторгнуться в Россию. Не стоит удивляться, что после Второй Мировой Войны Советский Союз был решительно настроен перекрыть эту магистраль.

Дополнительно и очень интересно взгляд на годовщину Белинской Стены можно увидеть в статье Виктора Гроссмана «Шалтай-Болтай и падение Берлинской стены». Гроссман, (урожденный Стив Вехслер) дезертировал из рядов американского армейского контингента в Германии под давлением угроз эры МакКартни и стал журналистом и автором, живя в ГДР. Он всё ещё проживает в Берлине и пишет иногда в «Берлин Бюллетень» о событиях в Германии. Его автобиография «Перейти реку: воспоминания об американских левых, холодной войне и жизни в Восточной Германии» была опубликована Университетом Массачусетса. Говорят, что он – единственный в мире обладатель дипломов Университета Гарвард и Университета Карла Маркса в Лейпциге.

Об авторе:
Уильям Блум – автор книг «Убить надежду: американские Военные и ЦРУ интервенции после Второй Мировой Войны», «Государство-мерзавец: путеводитель по единственной в мире Сверхдержаве» . Самая недавняя книга: «Смертоносный экспорт Америки- Демократия» .

Оригинал публикации: The Berlin Wall: Another Cold War Myth, переводд (sparling-05): http://polismi.ru/politika/evrosoyuz-titanik/813-berlinskaya-stena-eshch...

ПОСЛЕДНИЕ СТО МЕТРОВ

1510498n

- Сынок, а тут за квартиру можно заплатить?
— Угу, — ответил охранник, даже не повернув головы к посетителю.
— А где, сынок, подскажи, а то тут я впервой.
— У окошка,- раздраженно ответил охранник.
— Ты бы мне пальцем показал, а то я без очков плохо вижу.
Охранник, не поворачиваясь, просто махнул рукой в сторону кассовых окошек.
— Там.
Дед в растерянности стоял и не мог понять, куда именно ему идти.
Охранник повернул голову к посетителю, смерил взглядом и презрительно кивнул:

— Вот ты чего встал, неужели не видно, вон окошки, там и плати.
— Ты не серчай, сынок, я же думал что у вас тут порядок какой есть, а теперь понятно, что в любом окошке могу заплатить.
Дед медленно пошел к ближайшему окошку.
— С вас 345 гривен и 55 копеек,- сказала кассир.
Дед достал видавший виды кошелек, долго в нем копался и после выложил купюры.
Кассир отдала деду чек.
— И что, сынок, вот так сидишь сиднем целый день, ты бы работу нашел лучше,- дед внимательно смотрел на охранника.
Охранник повернулся к деду:
— Ты что издеваешься, дед, это и есть работа.
— Аааа,- протянул дед и продолжил внимательно смотреть на охранника.
— Отец, вот скажи мне, тебе чего еще надо? – раздраженно спросил охранник.
— Тебе по пунктам или можно все сразу? – спокойно ответил дед.
— Не понял? – охранник повернулся и внимательно посмотрел на деда.
— Ладно, дед, иди, — сказал он через секунду и опять уставился в монитор.
— Ну, тогда слушай, двери заблокируй и жалюзи на окна опусти.
— Непо… охранник повернулся и прямо на уровне глаз увидел ствол пистолета.
— Да ты чего, да я щас!
— Ты, сынок, шибко не ерепенься, я с этой пукалки раньше с 40 метров в пятикопеечную монету попадал.
Конечно сейчас годы не те, но да и расстояние между нами поди не сорок метров, уж я всажу тебе прямо между глаз и не промажу,- спокойно ответил дед.
— Сынок, тебе часом по два раза повторять не нужно?
Али плохо слышишь? Блокируй двери, жалюзи опусти.
На лбу охранника проступили капельки пота.
— Дед, ты это серьезно?
— Нет, конечно нет, я понарошку тыкаю тебе в лоб пистолетом и прошу заблокировать двери, а так же сообщаю, что грабить я вас пришел.
— Ты, сынок, только не нервничай, лишних движений не делай.
Понимаешь, у меня патрон в стволе, с предохранителя снят, а руки у стариков сам знаешь, наполовину своей жизнью живут.
Того и гляди, я тебе ненароком могу и поменять давление в черепной коробке,- сказал дед, спокойно глядя в глаза охраннику.
Охранник протянул руку и нажал две кнопки на пульте. В зале банка послышался щелчок закрывающейся входной двери, и на окна начали опускаться стальные жалюзи.
Дед, не отворачиваясь от охранника, сделал три шага назад и громко крикнул:
— Внимание, я не причиню никому вреда, но это ограбление!!!
В холле банка наступила абсолютная тишина.
— Я хочу, чтобы все подняли руки вверх! — медленно произнес посетитель. В холле находилось человек десять клиентов.
Две мамаши с детьми примерно лет пяти.
Два парня не более двадцати лет с девушкой их возраста.
Пара мужчин. Две женщины бальзаковского возраста и миловидная старушка.
Одна из кассиров опустила руку и нажала тревожную кнопку.
— Жми, жми, дочка, пусть собираются, —спокойно сказал дед.
— А теперь, все выйдите в холл,- сказал посетитель.
— Лёнь, ты чего это удумал, сбрендил окончательно на старости лет что ли? —миловидная старушка явна была знакома с грабителем.
Все посетители и работники вышли в холл.
— А ну, цыц, понимаешь тут,- серьезно сказал дед и потряс рукой с пистолетом.
— Не, ну вы гляньте на него, грабитель, ой умора, – не унималась миловидная старушка.
— Старик, ты чего, в своем уме? — сказал один из парней.
— Отец, ты хоть понимаешь, что ты делаешь? – спросил мужчина в темной рубашке.
Двое мужчин медленно двинулись к деду. Еще секунда и они вплотную подойдут к грабителю.
И тут, несмотря на возраст, дед очень быстро отскочил в сторону, поднял руку вверх и нажал на курок. Прозвучал выстрел. Мужчины остановились. Заплакали дети, прижавшись к матерям.
— А теперь послушайте меня. Я никому и ничего плохого не сделаю, скоро все закончится, сядьте на стулья и просто посидите. Люди расселись на стулья в холле.
— Ну вот, детей из-за вас напугал, тьху ты.
А ну, мальцы, не плакать, —дед весело подмигнул детям.
Дети перестали плакать и внимательно смотрели на деда.
— Дедуля, как же вы нас грабить собрались, если две минуты назад оплатили коммуналку по платежке, вас же узнают за две минуты? – тихо спросила молодая кассир банка.
— А я, дочка, ничего и скрывать-то не собираюсь, да и негоже долги за собой оставлять.
— Дядь, вас же милиционеры убьют, они всегда бандитов убивают, – спросил один из малышей, внимательно осматривая деда.
— Меня убить нельзя, потому что меня уже давненько убили, — тихо
ответил посетитель.
— Как это убить нельзя, вы как Кощей Бессмертный? – спросил мальчуган. Заложники заулыбались.
— А то! Я даже может быть и похлеще твоего Кощея, — весело ответил дед.
- Ну, что там ? — Тревожное срабатывание.
— Так, кто у нас в том районе? –диспетчер вневедомственной охраны изучал список экипажей.
— Ага, нашел.
— 145 Приём.
— Слушаю 145.
— Срабатывание на улице Богдана Хмельницкого.
— Понял, выезжаем. Экипаж включив сирену помчался на вызов.
— База, ответьте 145.
— База слушает.
— Двери заблокированы, на окнах жалюзи, следов взлома нет.
— И это все?
— Да, база, это все.
— Оставайтесь на месте. Взять под охрану выходы и входы.
— Странно, слышь, Петрович, экипаж выехал по тревожке, двери в банк закрыты, жалюзи опущенные и следов взлома нет.
— Угу, смотри номер телефона и звони в это отделение, чо ты спрашиваешь, инструкций не знаешь что ли?
- Говорят, в ногах правды нет, а ведь и правда,- дед присел на стул.
— Лёнь, вот ты что, хочешь остаток жизни провести в тюрьме? — спросила старушка.
— Я, Люда, после того, что сделаю, готов и помереть с улыбкой, — спокойно ответил дед.
— Тьху ты… Раздался звонок телефона на столе в кассе.
Кассир вопросительно посмотрела на деда.
— Да, да, иди, дочка, ответь и скажи все как есть, мол, захватил человек с оружием требует переговорщика, тут с десяток человек и двое мальцов, —дед подмигнул малышам. Кассир подошла к телефону и все рассказала. — Дед, ведь ты скрыться не сможешь, сейчас спецы приедут, все окружат, посадят снайперов на крышу, мышь не проскочит, зачем это тебе? — спросил мужчина в темной рубашке.
— А я, сынок, скрываться- то и не собираюсь, я выйду отсюда с гордо поднятой головой.
— Чудишь ты дед, ладно, дело твое.
— Сынок, ключи разблокировочные отдай мне.
Охранник положил на стол связку ключей.
Раздался телефонный звонок.
— Эка они быстро работают, — дед посмотрел на часы.
— Мне взять трубку? — спросила кассир.
— Нет, доча, теперь это только меня касается.
Посетитель снял телефонную трубку:
— Добрый день.
— И тебе не хворать, — ответил посетитель.
— Звание?
— Что звание?
— Какое у тебя звание, в каком чине ты, что тут непонятного?
— Майор, — послышалось на том конце провода.
— Так и порешим, — ответил дед.
— Как я могу к вам обращаться? —спросил майор.
— Строго по уставу и по званию. Полковник я, так что, так и обращайся, товарищ полковник, — спокойно ответил дед.
Майор Серебряков провел с сотню переговоров с террористами, с уголовниками, но почему-то именно сейчас он понял, что эти переговоры не будут обычной рутиной.
— И так, я бы хотел ….
— Э нет, майор, так дело не пойдет, ты видимо меня не слушаешь, я же четко сказал по уставу и по званию.
— Ну, я не совсем понял что именно, —растерянно произнес майор.
— Вот ты, чудак-человек, тогда я помогу тебе. Товарищ полковник, разрешите обратиться, и дальше суть вопроса.
Повисла неловкая пауза.
— Товарищ полковник, разрешите обратиться?
— Разрешаю.
— Я бы хотел узнать ваши требования, а также хотел узнать, сколько у вас заложников?
— Майор, заложников у меня пруд пруди и мал мала. Так что, ты ошибок не делай. Скажу тебе сразу, там, где ты учился, я преподавал. Так что давай сразу расставим все точки над «и». Ни тебе, ни мне не нужен конфликт.
Тебе надо, чтобы все выжили, и чтобы ты арестовал преступника.
Если ты сделаешь все, как я попрошу, тебя ждет блестящая операция по освобождению заложников и арест террориста, — дед поднял вверх указательный палец и хитро улыбнулся.
— Я правильно понимаю? – спросил дед.
— В принципе, да, — ответил майор.
— Вот, ты уже делаешь все не так, как я прошу. Майор молчал.
— Так точно, товарищ полковник. Ведь так по уставу надо отвечать?
— Так точно, товарищ полковник, —ответил майор
— Теперь о главном, майор, сразу скажу, давай без глупостей.
Двери закрыты, жалюзи опущены, на всех окнах и дверях я растяжки поставил. У меня тут с десяток людей. Так что не стоит переть необдуманно.
Теперь требования, — дед задумался,
— ну, как сам догадался, денег просить я не буду, глупо просить деньги, если захватил банк, — дед засмеялся.
— Майор, перед входом в банк стоит мусорник, пошли кого-нибудь туда, там конверт найдете. В конверте все мои требования, — сказал дед и положил трубку
— Это что за херня? — майор держал в руках разорванный конверт,
— бля, это что,шутка? Майор набрал телефон банка.
— Товарищ полковник, разрешите обратиться?
— Разрешаю.
— Мы нашли ваш конверт с требованиями, это шутка?
— Майор, не в моем положении шутить, ведь правильно?
Никаких шуток там нет. Все, что там написано — все на полном серьезе.
И главное, все сделай в точности как я написал. Лично проследи, чтобы все было выполнено до мелочей. Главное, чтобы ремень кожаный, чтоб с запашком, а не эти ваши пластмассовые. И да, майор, времени тебе немного даю, дети у меня тут малые, сам понимаешь.
— Я Лёньку поди уже лет тридцать знаю,-миловидная старушка шептала кассиру, — да и с женой его мы дружили. Она лет пять назад умерла, он один остался. Он всю войну прошел, до самого Берлина. А после так военным и остался, разведчик он. В КГБ до самой пенсии служил.
Ему жена, его Вера, всегда на 9 мая праздник устраивала.
Он только ради этого дня и жил, можно сказать. В тот день она договорилась в местном кафе, чтобы стол им накрыли с шашлыком.
Лёнька страсть как его любил. Вот и пошли они туда. Посидели, все вспомнили, она же у него медсестрой тоже всю войну прошла.
А когда вернулись… ограбили их квартиру.
У них и грабить-то нечего было, что со стариков возьмешь. Но ограбили, взяли святое, все Лёнькины награды и увели ироды.
А ведь раньше даже уголовники не трогали фронтовиков, а эти все подчистую вынесли.
А у Лёньки знаешь сколько наград-то было, он всегда шутил, мне говорит, еще одну медаль или орден если вручить, я встать не смогу.
Он в милицию, а там рукой махнули, мол, дед, иди отсюда, тебя еще с твоими орденами не хватало. Так это дело и замяли.
А Лёнька после того случая постарел лет на десять. Очень тяжело он это пережил, сердце даже прихватывало сильно. Вот так вот…
Зазвонил телефон. — Разрешите обратиться, товарищ полковник?
— Разрешаю, говори, майор.
— Все сделал как вы и просили. В прозрачном пакете на крыльце банка лежит.
— Майор, я не знаю почему, но я тебе верю и доверяю, дай мне слово офицера. Ты сам понимаешь, бежать мне некуда, да и бегать-то я уже не могу. Просто дай мне слово, что дашь мне пройти эти сто метров и меня никто не тронет, просто дай мне слово.
— Даю слово, ровно сто метров тебя никто не тронет, только выйди без оружия.
— И я слово даю, выйду без оружия.
— Удачи тебе, отец,- майор повесил трубку. В новостях передали, что отделение банка захвачено, есть заложники. Ведутся переговоры и скоро заложников освободят. Наши съемочные группы работают непосредственно с места событий.
— Мил человек, там, на крыльце лежит пакет, занеси его сюда, мне выходить сам понимаешь, — сказал дед, глядя на мужчину в темной рубашке.
Дед бережно положил пакет на стол. Склонил голову.
Очень аккуратно разорвал пакет. На столе лежала парадная форма полковника. Вся грудь была в орденах и медалях.
— Ну, здравствуйте, мои родные,-прошептал дед, — и слезы, одна за другой покатились по щекам.
— Как же долго я вас искал,- он бережно гладил награды.
Через пять минут в холл вышел пожилой мужчина в форме полковника, в белоснежной рубашке. Вся грудь, от воротника, и до самого низа, была в орденах и медалях. Он остановился посередине холла.
— Ничего себе, дядя, сколько у тебя значков, — удивленно сказал малыш. Дед смотрел на него и улыбался. Он улыбался улыбкой самого счастливого человека.
— Извините, если что не так, я ведь не со зла, а за необходимостью.
— Лёнь, удачи тебе,- сказал миловидная старушка.
— Да, удачи вам, — повторили все присутствующие.
— Деда, смотри, чтобы тебя не убили, —сказал второй малыш.
Мужчина как-то осунулся, внимательно посмотрел на малыша и тихо сказал: — Меня нельзя убить, потому что меня уже убили.
Убили, когда забрали мою веру, когда забрали мою историю, когда переписали ее на свой лад.
Когда забрали у меня тот день, ради которого я год жил, что бы дожить до моего дня.
Ветеран, он же одним днем живет, одной мыслью — днем Победы.
Так вот, когда у меня этот день забрали, вот тогда меня и убили.
Меня убили, когда по Крещатику прошло факельное шествие фашиствующей молодежи.
Меня убили, когда меня предали и ограбили, меня убили, когда не захотели искать мои награды. А что есть у ветерана?
Его награды, ведь каждая награда — это история, которую надо хранить в сердце и оберегать.
Но теперь они со мной, и я с ними не расстанусь, до последнего они будут со мной. Спасибо вам, что поняли меня.
Дед развернулся и направился к входной двери. Не доходя пару метров до двери, старик как-то странно пошатнулся и схватился рукой за грудь. Мужчина в темной рубашке буквально в секунду оказался возле деда и успел его подхватить под локоть.
— Чо- та сердце шалит, волнуюсь сильно.
— Давай, отец, это очень важно, для тебя важно и для нас всех это очень важно.
Мужчина держал деда под локоть: — Давай, отец, соберись.
Это наверное самые важные сто метров в твоей жизни.
Дед внимательно посмотрел на мужчину. Глубоко вздохнул и направился к двери.
— Стой, отец, я с тобой пойду,- тихо сказал мужчина в темной рубашке.
Дед обернулся.
— Нет, это не твои сто метров.
— Мои, отец, еще как мои, я афганец.
Дверь, ведущая в банк открылась, и на пороге показались старик в парадной форме полковника, которого под руку вел мужчина в темной рубашке.
И, как только они ступили на тротуар, из динамиков заиграла песня
«День победы» в исполнении Льва Лещенко.
Полковник смотрел гордо вперед, по его щекам катились слезы и капали на боевые награды, губы тихо считали 1, 2, 3, 4, 5… никогда еще в жизни у полковника не было таких важных и дорогих его сердцу метров.
Они шли, два воина, два человека, которые знают цену победе, знают цену наградам, два поколения 42, 43, 44, 45…
Дед все тяжелее и тяжелее опирался на руку афганца.
— Дед, держись, ты воин, ты должен! Дед шептал 67, 68, 69, 70…
Шаги становились все медленнее и медленнее.
Мужчина уже обхватил старика за туловище рукой.
Дед улыбался и шептал….96, 97, 98…
он с трудом сделал последний шаг, улыбнулся и тихо сказал:
— Сто метров… я смог.
На асфальте лежал старик в форме полковника, его глаза неподвижно смотрели в весеннее небо, а рядом на коленях плакал афганец.

Автор: не известен

П.С.
У каждого из нас в этой жизни есть последние сто метров, и от того КАК мы их проходим, зависитнаша дальнейшая судьба ТАМ.